Памятник Берингу Витусу (1681 – 1741)

Орудийный ствол и ядро, разделенные цветком лотоса, — символы мужества, устремленности и чистоты побуждений. Может быть, этот смысл вкладывал в свое творение неизвестный создатель памятника? Или же, как считают некоторые, мы имеем дело с элементами чисто морской сим­волики, и розетка цветка не что иное, как картушка компаса, поддерживаю­щая земной шар, а четыре больших и четыре малых лепестка — это направления главных и промежуточных румбов. Несомненно лишь одно: строгий и лаконичный памятник несет дыхание эпохи, давшей России -среди многих — Петра I и Михаила Ломоносова, Феофана Прокоповича и Ивана Кирилова, Василия Татищева и Степана Крашенинникова. И блес­тящую плеяду землепроходцев и мореплавателей, свершивших Вторую Камчатскую экспедицию.

На заре XVIII столетия Петр I, одержимый идеей создания могучей морской державы, «прорубал» для сухопутной России не одно лишь евро­пейское «окно». Его неустанная энергия постоянно обращалась и к вос­точным пределам государства, где грезились еще неведомые заокеанские земли и еще непознанные морские пути в Америку, Японию, Китай, Индию. В устремленности великого реформатора подспудно билась мысль, кото­рую позднее еретической, но пророческой фразой выразит Ломоносов: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений Европейских в Азии и в Америке».

В жестоких битвах за выходы к манящим морским далям Балтики, Азова, Черноморья, Каспия утверждалась русская мысль о Великом Вос­точном океане.

Прологом к решительному прорыву в неведомые северные простран­ства Тихого океана явились Камчатские экспедиции Витуса Ионассена Беринга: Первая (1725-1730) и Вторая (1732-1743).

Витус Йонассен Беринг родился в г. Хорсенсе, окончил в Голландии Амстердамскую морскую школу, командовал крупными военными судами. Дважды плавал в Ост-Индию. В 1703 г. был приглашен на службу в Российский флот. Служил на Азовском, Балтийском флотах. Первая экс­педиция в 1728 г. доказала, что Азия и Америка разделены проливом (впоследствии пролив будет назван Беринговым). Вторая Камчатская экспедиция формировалась по инициативе В. И. Беринга. Правитель­ственные и академические инструкции касались самых различных сторон изучения обширной территории, простершейся от Урала и до Тихого оке­ана. Чтобы осознать грандиозность намеченных исследований и предста­вить все трудности, которые пришлось преодолеть, достаточно выделить главные направления экспедиции:

Изучение Сибири.

Обследование северо-восточных берегов Азиатского материка.

Плавание к берегам западной Америки и Японии.

Отыскание Северного морского пути из Европы вокруг Азии и установлении через Тихий океан контактов России с владениями европейских государств.

Заведение торговых отношений с Японией.

Исследование Курил и Сахалина.

Несколько отрядов должны были обследовать побережье Северного Ледовитого океана в различных районах и определить, можно ли пройти северным путем от Архангельска до Камчатки. На Тихом океане намеча­лось: пройти от Камчатки до западных берегов Америки и исследовать их; найти пути к Японии: исследовать Курильские острова, побережье Охотского моря и Шантарский архипелаг. Помимо чисто географических задач ставились природоведческие, исторические, этнографические. Эту миссию должен был выполнить отряд Петербургской академии наук.

Исключительный характер экспедиции был ясен уже современникам, считавшим ее «самой дальней и трудной и никогда прежде небывалой».

Совершенно очевидно, что поставленные задачи, сопряженные с неве­роятными трудностями, требовали от участников экспедиции высокого чувства долга, мужества, духовной и физической стойкости. Достаточно сказать, что двинувшиеся из Петербурга на восток огромные обозы экспе­диции везли с собой лишь крайне необходимое: инструменты, приборы, парусину, такелаж, книги, карты, то есть то, что нельзя было изготовить в Сибири. А в Сибири предстояло построить семь судов различного класса: одни — годные для плавания по сибирским рекам и Ледовитому океану, другие для океана Восточного, Тихого. Кроме того, должны быть построены десятки мелких речных судов для транспортировки тысячепу­довых грузов экспедиции. Поэтому по пути необходимо было заготавли­вать лес, ставить железоделательные заводы, варить соль, гнать смолу, жечь уголь, плести канаты и другие снасти. И изыскивать возможности для пропитания огромного, постоянно возраставшего числа людей, привле­ченных к работам экспедиции. Заботы требовали неимоверного напряже­ния сил. Беринг писал из Охотска: «Служители претерпевают несносную нужду, и все наги и босы находятся, к тому же без харчу живут на одном хлебе... и ныне лучшего матроса от худости и наготы признать не можно, что он матрос, а показует якобы самый вящий невольник». Таковым было состояние его отряда, добравшегося до Охотска осенью 1737 г. и потратившего на путь от Балтики до Тихого океана без малого пять лет.

В октябре 1737 г. по приказу Беринга из Охотска на Камчатку вышел бот «Фортуна» под командой подпоручика И. Свистунова и подштурмана Е. Родичева. Им предстояло уточнить предположение Беринга о возмож­ности укрытия в Авачинской губе заложенных на охотских стапелях кораблей экспедиции. Предвидение капитан-командора о навигационных достоинствах губы окончательно подтвердила затем рекогносцировка штур­мана Ивана Фомича Елагина, берпнговца, первостроителя Петропавловс­кого порта.

Осенью 1740 г. в Авачннскую губу вошли экспедиционные пакетботы «Святой апостол Петр» и «Святой апостол Павел» под командой В. И. Беринга и А. И. Чирикова. В рапорте в Сенат 22 апреля 1740 г. В. И. Беринг писал: «При которой губе построено камчатскими служилыми и ясашными ноземцами жилых покоев в одной связе пять, да казарм три, да три ж анбара в два апартамента... А вышереченная гавань к отстою в зимнее время морских судов весьма способна. И оная гавонь названа нами Святых апостол Петра и Павла». Ближайший помощник Беринга Алексей Ильич Чириков отметил в своем рапорте в Сенат: «Гос­подин капитан-командор Беринг отправился от Охотска на одном пакет­боте... Я следовал за ним на другом сентября 8 числа 1740 году... В здешнюю гавань прибыли мы на пакетботах октября 7 числа вышеупомя­нутого году, с божией помощью благополучно, которую назвал господин капитап-командор гаванью Святых апостолов Петра а Павла, как и пакет­боты наши именованы».

17 октября (по новому стилю) 1740 г. принято считать датой основа­ния порта Св. апостолов Петра и Павла (его еще называли Санкт-Петро-павловской гаванью, портом Санкт-Петропавловским, Петропавловским). Отсюда 4 июня 1741 г. пакетботы экспедиции вышли в свое историческое плавание. Пользуясь благоприятным юго-восточным ветром, корабли сле­довали курсом, предполагавшим выход к таинственной «Земле Гамы», мифическому острову, в существование которого верили тогда многие европейцы, он был обозначен на всех картах. Попытки Беринга найти якобы виденную в XVII в. португальцами землю привели к большой потере времени, что в дальнейшем имело трагические последствия для судьбы всей экспедиции. 20 нюня пакетботы потеряли друг друга в тума­не, находясь невдалеке от южного изгиба еще не открытого Алеутского архипелага. Отныне Берингу и Чирикову предстояло продолжать свой путь в одиночестве.

Более месяца плыл на восток «Святой Петр» в неведомых водах. За это время, учитывая, запасы воды сократились наполовину. Офицерский консилиум корабля решил склониться курсом ближе к северу. 16 июля с корабля увидели «высокую сопку». Это была одна из высочайших вер­шин Северной Америки, названная беринговцами горой Св. Ильи. А полу­тора сутками ранее заметили американскую землю моряки пакетбота «Св. ап. Павел», Так свершилось одно из величайших географических откры­тий XVIII столетия — достижение русскими североамериканского конти­нента с востока.

На обратном пути самые тяжкие испытания выпали на долю экипажа «Святого Петра». В начале августа открылся роковой западный ветер, задержавший возвращение на Камчатку. На корабле началась цинга. 24 сентября пакетбот попал в полосу жесточайшего шторма, продолжавшего­ся 22 дня. «Бури сильнее этой мы не могли себе представить и не считали, что способны выдержать ее, — писал натуралист Г. В. Стеллер, — каждое мгновение мы ожидали, что наше судно потерпит крушение. Невозможно было ни сидеть, ни лежать, ни стоять. Никто не мог оставаться на своем посту, и мы находились во власти Божией во всякий миг, когда небеса пожелали бы взять нас. Половина наших людей лежали больные и сла­бые, а вторая половина в силу необходимости старалась держаться здоро­вой, но совершенно обезумела от ужасающих волн и качки судна. К тому же мы не могли готовить пищу... В такой ситуации ни в ком нельзя было найти ни мужества, ни помощи».

Но и после шторма кораблю пришлось долго бороться с сильным западным ветром. Несколько раз моряки видели землю. Наконец 5 нояб­ря открылся берег, который был принят за камчатский. Когда ошибка выяснилась, возможностей дойти до Авачинской губы уже не оставалось. Было принято решение высаживаться на берег, оказавшийся для многих беринговцев последним пристанищем. 8 декабря 1740 г. на острове, на­званном впоследствии его именем, умер капитан-командор Витус Ионассен Беринг. «...Его волновало только благополучие команды и не заботила собственная жизнь. Он ничего не желал более, чем нашего отплытия с этой земли. Возможно, он не нашел бы лучшего места, чтобы подготовить себя к вечности, чем это смертное ложе под открытым небом», — отмечал Стеллер.

27 августа 1742 года выжившие после островной зимовки и построив­шие из остова «Святого Петра» новый корабль беринговцы вернулись в порт Петропавловский. Г. Стеллер писал: «При отплытии мы поставили деревянный крест, чтобы отметить его могилу (В. Беринга), который по обычаю русских в Сибири, в то же время является знаком новой земли, ставшей владением Российской империи».

Не менее трагическим было возвращение в Авачинскую губу экипажа «Святого Павла».

Велико значение подвига, совершенного русскими мореплавателями. В период Второй Камчатской экспедиции, в результате десятилетних работ северных отрядов на географических картах впервые появились очерта­ния полуостровов Гыдана и Таймыр, десятков новых островов и проли­вов. Была заложена основа последующих исследований Арктического бассейна. На основе этих наблюдений в 1745 г. был издан Атлас Россий­ской империи. В результате Второй Камчатской экспедиции был открыт американский берег, продвинулось исследование и освоение Курильских и Алеутских островов: они были включены в состав России. В Авачинской губе был основан самый восточный порт Российского государства. Ака­демический отряд обследовал территорию Сибири от Тобольска до Якут­ска, провел многочисленные исследования по истории, географии, этногра­фии, археологии, палеологии, метеорологии, собрал обширный материал о природных ресурсах Сибири, быте и жизни населяющих ее народов. Были напечатаны труды С. Крашенинникова, И. Гмелина, Г. Миллера, Я. Линде-нау, Г. Стеллера.

Именем В. И. Беринга названы остров, где покоится капитан-коман­дор, море у восточных берегов Камчатки и северный пролив, разделяю­щий Азию и Америку. В честь Витуса Йонассена Беринга, его соратников и водружен в Петропавловске памятник, являющийся старейшим мемори­альным сооружением Дальнего Востока.

В 1867 г. в Авачинскую губу зашел корвет «Варяг». Один из офице­ров корабля, лейтенант К. С. Старицкий, сфотографировал памятник Бе­рингу и переписал надпись на металлической доске, прикрепленной к огра­де. Это был перечень фамилий людей, принимавших участие в учрежде­нии памятника. Первым в списке стоял капитан 1-го ранга П. И. Рикорд. Петр Иванович Рикорд, адмирал, известный деятель русского флота, с 1817 по 1822 гг. был начальником Камчатки. В списке учредителей зна­чатся среди прочих и морские офицеры Михаил Васильев и Глеб Шншма-рев, командиры шлюпов «Открытие» и «Благонамеренный». Эти корабли прибыли в Петропавловский порт осенью 1821 г. после завершения исследований северо-восточной части Тихого океана. Шлюпы пробыли в порту недолго, готовясь к возвращению в Кронштадт. Обе эти даты уточ­няют историю появления памятника Берингу. А она была связана, вероят­нее всего, с приближавшейся годовщиной смерти капитан-командора. Со­вершенно очевидно, что П. И. Рикорд, учитывая, что в Петропавловске собралось большое общество просвещенных и патриотически настроен­ных флотских офицеров, высказал мысль о создании памятника великому русскому мореплавателю. Предложение было поддержано, и поскольку единственным средством финансирования подобных дел были в ту пору добровольные пожертвования, вклады были сделаны сразу же. Литейно­го дела на Камчатке тогда не было, и памятник решили заказать в Петер­бурге после возвращения шлюпов в Кронштадт. Предполагают, что па­мятник был изготовлен в период между 1823 и 1826 гг., доставлен в Петропавловский порт на военном транспорте «Кроткий» под командова­нием капитан-лейтенанта Фердинанда Врангеля, впоследствии известного мореплавателя и ученого. Сравнительно точное время установки памят­ника в Петропавловске помогли установить материалы плавания английс­кого капитана Ф. Бичи. Бичи Фредерик Вильям (1796— 1856) — англий­ский капитан, в 1818—1819 гг. сопровождал Франклина и Парри в экспе­дицию к Северному полюсу. В 1826—1828 гг. на «Блоссоме» плавал в Беринговом море для географических исследований побережья Северной Америки от Берингова пролива. С 1854 г. контр-адмирал британского флота, с 1855 г. — президент Королевского Географического общества.

На корабле «Блоссом» он заходил в Петропавловский порт дважды: в 1826 и 1827 гг. При описании второго посещения порта Бичи упоминает о памятнике Берингу, установленном на аллее у дома губернатора (началь­ника). В 1831 г. в Лондоне вышла книга Ф. В. Бичи «Записки о путеше­ствии в Тихий океан и к Берингову проливу», где впервые упоминается памятник: «...в саду губернатора находится памятник нашему соотече­ственнику капитану Клерку. Он находится на одной стороне широкой дорожки, покрытой гравием в конце аллеи. На другой стороне стоит памятник в честь Беринга. Первый из помянутых был сооружен в честь Беринга офицерами корабля Крузенштерна, а последний прислан из Пе­тербурга». Годом ранее Бичи о памятнике не говорит, из чего можно заключить, что памятника еще не было.

По различным причинам памятник несколько раз переносился. Сохра­нилось свидетельство гидрографической экспедиции, бывшей в Петропав­ловске в 1907 — 1908 гг.: «В ограде новой церкви три памятника: первый - небольшая круглая чугунная колонна с крошечною, сильно потускнев­шею медною доской, надпись на которой гласит: «Основателю Петропав­ловска в 1740 г., мореплавателю Берингу». Его последнее дореволюционное описание сделано в 1912 г. «В церковной ограде Пет­ропавловского собора, на левой стороне у входа на церковную паперть, на массивном серого цвета круглом камне вулканического происхождения возвышается четырехаршинной высоты чугунный памятник в виде круг­лого столба (2 четверти в диаметре) с чугунного бомбою наверху, поло­женною в цветок лотоса» (18, с. 10). Памятник, как и прежде, был обнесен прямоугольной оградой из художественного чугунного литья. Металли­ческая доска с фамилиями учредителей к тому времени уже была утраче­на, возможно, ее убрали за ветхостью. Вместо нее к колонне была при­креплена бронзовая табличка с надписью: «Основателю Петропавловска в 1740 г. мореплавателю Берингу». В 1930-е гг. памятник перенесли из церковной ограды на площадку напротив кинотеатра «Полярная звезда» (место, где в настоящее время находится памятник «Освободителям Ку­рильских островов». Вокруг памятника был разбит сквер, высажены де­ревья, и сквер носил имя Беринга. Исполком Петропавловского горсовета принял решение от 16 октября 1945 г.: «Памятник В. Берингу перенести на Советскую улицу на свободную площадь между домами 27 и 29, разбив вокруг него сквер, обнесенный оградой». При установке памят­ника в 1946 г. на северной стороне сквера на цементном четырехугольном постаменте была помещена пушка, поднятая в 1940 г. на острове Беринга на месте гибели пакетбота «Св. ап. Петр» научным сотрудником Камчат­ского краеведческого музея Николаем Ивановичем Моргалевым. «20 сен­тября 1940 г. я прибыл в Петропавловск вместе с пушкой, не опоздав к праздничному торжеству в честь 200-летнего юбилея порта и города, ос­нованного Витусом Берингом. Привезенная пушка была выставлена в экспозиции Камчатского областного краеведческого музея», — писал Н. Моргалев. В настоящее время пушка находится в КОГМ, на ней четко видно клеймо — «1724», которое стало возможным прочитать после реставрации в 1982 г. специалистами ВНИИР. Первый на Дальнем Востоке отечественный мемориальный памятник располагается в центре города, на возвышенной площадке, облицованной серым камнем. С пло­щадки открывается вид на Петропавловскую гавань, где в зиму 1740/41 г. укрывались пакетботы Второй Камчатской экспедиции.

 
Данная информация взята из книги "Памятники Петропавловск-Камчатского".
Петропавловск-Камчатский: В.П. Мартыненко, И. В. Витер, Холдинговая компания "Новая книга", 2007. - 96 с.

Посмотреть на карте

Архив событий